Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Старец Ефрем (Мораитис) с братией монастыря Старец Ефрем (Мораитис) с братией монастыря

Люди Божии

Мое путешествие началось задолго до того, как я спустилась с трапа самолета старейшей, основанной еще в 1919 году авиакомпании «KLM» – «Королевские нидерландские авиалинии» – на американскую землю.

С ноября 2014 года мы работали, по благословению владыки, тогда еще архимандрита, над небольшими по формату книжечками из серии «Люди Божии» – о современных святых и подвижниках благочестия. Этот проект придумал сам владыка, он же и придумал форму увлекательной подачи материала в виде современного патерика. Владыка Тихон сам редактировал первые две книги из серии «Люди Божии» – о великих старцах и архимандрите . Некоторые из подвижников, о которых предполагалось издать книжечки, уже были прославлены в лике святых, канонизация других оставалась только вопросом времени и определения Божия.

Так, когда мы работали над первым патеричком о Паисии Святогорце, старец еще не был прославлен. А когда книга вышла из типографии – преподобный Паисий уже был канонизирован и как бы благословил наши последующие труды над серией «Люди Божии».

Думаю, что многим знаком духовный опыт, когда, читая или слушая рассказ о святых или подвижниках благочестия, ощущаешь их незримое присутствие, их молитвенную помощь. Собирая материал для книг, я чувствовала: святые рядом. Усилились также искушения, внешние и внутренние: какие-то люди без особенных причин озлоблялись на меня; собственные страсти, казалось, уже утихшие, поднимали голову.

Были изданы книжечки о старцах , , , и других старцах и преподобных – более 20 книг.

Также мы подготовили для издания в серии «Люди Божии» книжечку о великом старце . Испытывая огромную любовь к этому старцу, в пылу ревности я собрала материал и о некоторых его духовных чадах, которые сами стали старцами: иеросхимонахе , старце и Пещернике и ныне живом и здравствующем архимандрите .

Старец Ефрем (Мораитис) Старец Ефрем (Мораитис) Филофейским старца Ефрема стали называть с 1973 года, когда он был избран игуменом Филофея на Афоне и в короткий срок возродил в этом монастыре подвижническую монашескую жизнь. После этого Кинот Святой Горы благословил старца Ефрема расширить и наполнить ищущими монашеского жития еще три афонских обители: Ксиропотам, Костамонит и Каракалл. Эти монастыри и сейчас остаются под духовным руководством архимандрита Ефрема, так же как и ряд мужских и женских обителей в Греции и Северной Америке.

В 1960 году греческий православный священник и богослов протоиерей Иоанн Романидис написал: «Святогорцы должны немедленно направить своих представителей в США и основать там монашеские обители, в противном случае Православие на Американском континенте ожидает неизбежная гибель».

Несколько лет спустя воплотить в жизнь эти пророческие слова удалось усилиями всего лишь одного человека. Монастыри старца Ефрема появились во многих регионах США и Канады: Нью-Йорке, Техасе, Флориде, Вашингтоне, Южной Каролине, Пенсильвании, Иллинойсе, Калифорнии, Мичигане, Монреале и Торонто. Главный среди них – это монастырь святого Антония Великого в Аризоне. И теперь старца часто называют еще и Ефремом Аризонским.   

Святые рядом

Во время работы над книжечками о великих афонских старцах чувство их близости, их присутствия, духовной связи с ними, чувство сердечного умиления стало настолько сильным, таким реальным, что я начала сомневаться: может, это женская экзальтация, своего рода прелесть? Так много людей обращаются к старцам за молитвенной помощью, так много у них духовных чад…   

И посетила следующая мысль: если духовная связь действительно существует – это же можно проверить на практике!

Возможно ли, чтобы они знали еще и обо мне, сидящей вот здесь, у своего старого компьютера, в маленьком домике, на окраине какого-то провинциального городка? Осенний воздух густо пах прелой листвой, быстро подкрадывались ранние сумерки, мокрый ледяной ветер стучал в дверь, а желтый искусственный свет в комнате не мог прогнать густую непроницаемую мглу за окном. Помыслы сомнения, недоверия искушали, теснились, лезли в душу.

Старец Ефрем (Мораитис) Старец Ефрем (Мораитис) И тогда мою маловерную голову посетила следующая мысль: если такая духовная связь действительно существует – это же можно проверить на практике! Я могу обратиться мысленно к архимандриту Ефрему (Мораитису) с какой-либо просьбой. Не беда, что старец не знает русского и английского, а я греческого, – ведь известно, что для духовного общения нет препятствий. Если он мне ответит – значит, эта духовная связь реальна.

Сходу отмела все просьбы, исполнение которых могло быть простым совпадением. Нужно было попросить старца о чем-то, чего я не могла бы сделать сама, без его молитвенной помощи. И я придумала! Сказала старцу:

– Дорогой геронда! Мне так хочется увидеть вас и получить ваше благословение! Так хочется посмотреть монастырь святого Антония Великого, где вы сейчас подвизаетесь с духовными чадами! Для меня поехать в Америку – что слетать в космос… Но я верю: если вы помолитесь – я окажусь в вашем монастыре. И значит, духовная связь – реальна.

Наутро – при дневном свете – вчерашние мысли, сомнения, просьбы казались уже бестолковыми, детскими, сказочными.

Через месяц я стояла у ворот монастыря святого Антония Великого в американском штате Аризона

Вы не поверите: через месяц я стояла у ворот монастыря святого Антония Великого в американском штате Аризона и, раскрыв рот от удивления, оглядывала окрестности пустыни Сонора, а прямо напротив меня рос коренной обитатель этих мест – семиметровый толстый кактус. И это было как в сказке. Вид у меня, наверное, был довольно глуповатый.

Перелететь океан

Произошло сие чудесное перемещение через океан следующим образом. Через день после моей горячей просьбы в осеннюю Оптину Пустынь приехал американец Ричард, принявший в Оптиной крещение с именем Амвросий. Мы с ним встречались в монастыре и подружились. Я записала беседу с новокрещенным, ее на сайте , и теперь Ричард-Амвросий, заехав ко мне в гости, за чашкой чая смеялся, рассказывая:

– Я теперь в России персона известная! Приезжаю в Москву, захожу в Новодевичий монастырь – а меня называют по имени. Спрашиваю: как вы мое имя узнали?! Отвечают: «Так мы же “Православие.ру” читаем, а там была ваша фотография!»

Амвросий – теперь мой духовный брат, он окормляется у того же Оптинского отца архимандрита, что и я. Стал мой брат делиться со мной своим сожалением, что не выполнил благословения духовного отца – как теперь на исповедь идти? Ну, дескать, попрошу прощения, объясню, что не смог, что в следующий раз выполню…

– А благословение трудное?

– Так-то нетрудное: благословили меня посетить монастырь святого Антония Великого, тот самый, что в Аризоне находится, в пустыне Сонора. Это не так далеко от моего родного штата Южная Каролина. Но я не смог собраться, дел было много, так и не съездил…

Думаю, вы поймете, почему сердце мое при этих словах забилось часто.

Приехал в этот раз Амвросий не один – с другом Михаилом. Михаил – русский, живет в Америке, кроме юридического факультета университета в России получил юридическое образование в университете имени Джорджа Вашингтона в столице США, лицензию и успешно работает адвокатом. Умный очень молодой человек. Верующий. Алтарничает в православном храме, регулярно исповедуется и причащается. Съездили мы вместе в Шамордино, искупались в святых источниках. Михаил прочитал одну из моих книг, она ему понравилась. И вот он меня спрашивает:

– Ольга, а хотите увидеть православную Америку?

– Хотеть-то хочу, да что толку? Мне до Америки – как до Луны…

Посмеялись мои американские друзья. И вот, по молитве старца Ефрема, с помощью Миши и Амвросия я узнала, что до Америки путь намного ближе и легче, чем до той самой Луны.

Пустыня Сонора Пустыня Сонора

Штат Аризона, пустыня Сонора

В Аризону мы прилетели с Амвросием одновременно, только он из Южной Каролины – штата субтропиков, сабаловых пальм и белозубых улыбок, а я из строгого столичного Вашингтона, одного из немногих заранее распланированных американских городов, где сосредоточено множество исторических достопримечательностей, бесплатные музеи и роскошные парки.

Встречаемся в аэропорту. Амвросий в одной руке саквояж держит, другой рукой к сердцу книжку прижимает, что в самолет с собой брал:

– У тебя есть такая книга? Мне она очень-очень понравилась! Я никогда не читал ничего подобного! Никогда! Обязательно прочитай, если не читала!

Я знаю, что мой духовный брат читает очень много, имеет кандидатскую степень и легко цитирует всевозможных писателей, начиная с древнегреческих отцов трагедии и драмы. В Шамордино пожилая ученая инокиня, опознав в Амвросии американца, посоветовала ему для духовного спасения узнать хоть немного о России. Деликатный только улыбался вежливо в ответ и не стал рассказывать инокине, что одна из его курсовых работ раскрывала роль Столыпина Петра Аркадьевича в русской истории. Так вот, Амвросий – умница, интеллектуал. Поэтому его восторженный отзыв о книге для меня – лучшая рекомендация.

– А что за книга?

Он взмахивает рукой, и я вижу изображенного на обложке архимандрита Псково-Печерского монастыря Нафанаила (Поспелова). – так по-английски звучит название книги . Улыбаюсь Амвросию.

Амвросий готов к путешествию по пустыне Амвросий готов к путешествию по пустыне

Мой американский брат берет напрокат машину, и мы едем по пустыне с многорукими великанами-кактусами сагуаро, высота которых достигает 15 метров, а возраст – 150 лет. Вот, скажем, этот, огромный, толстый, наверняка помнит XIX век… Его корни расходятся вокруг своего хозяина на 30 метров. Цветы сагуаро – нежные, красивые, распускаются по ночам и являются эмблемой штата Аризона. Кроме сагуаро в Соноре растут еще около 50 видов кактусов.

Информационный плакат у придорожного кафе расхваливает их полезность. Оказывается, стебли кактусов вполне съедобны, их запекают и жарят, из мякоти готовят пастилу, из сока – вино, из плодов – варенье и компоты, а крепкая древесина используется в качестве топлива и строительного материала.

Сонора – самая жаркая из четырех пустынь США, но сейчас, в декабре, вечером здесь всего плюс 25. Прочитала о животных в Соноре, не знаю, смогу ли увидеть кого-то из них, но названия у них очень странные: антилоповые суслики, антилоповые зайцы, вилороги, тоже почему-то похожие на антилоп. Еще кузнечиковые мыши, оленьи мыши, земляные белки, а также большеухие лисицы, койоты, пустынные барсуки… Опасный хищник пустыни, пума стала очень редкой и исчезает от преследования человеком. Ящерицы Соноры – единственные в мире ядовитые ящерицы, ядозубы. Семь видов гремучих змей. Черные тарантулы, желтые скорпионы, каракурты, самка которых обладает смертельным для человека укусом.

– Ольга, не желаешь прогуляться по пустыне, зайти поглубже? Сфотографироваться у кактуса?

– Как-нибудь потом… в следующий раз…

Многие обитатели Соноры привыкли вести ночной образ жизни – ночью всегда прохладнее. Днем они прячутся в норах. Но есть и дневные: дорогу нам часто перебегали животные, но кто это – койоты или большеухие лисицы, – я понять не смогла. Главное, это точно не пума. В небе летали незнакомые птицы чужого континента.   

Монастырь прп. Антония Великого в Аризоне Монастырь прп. Антония Великого в Аризоне

Монастырь святого Антония Великого

Мы приехали в монастырь в шесть вечера, успели только осмотреться. Быстро темнело, и разглядеть я толком ничего не успела, познакомилась только с русским иеродиаконом Серафимом, который живет в Америке с 1995 года, а в монастыре с 2002-го и несет послушание в книжной лавке, а также встречает гостей.

Каменные дорожки, обрамленные бордюрами из разноцветных кирпичей, вели к монастырским кельям, храмам и паломническим гостиницам. В женскую гостиницу вход мужчинам воспрещен. В моей келье на шестерых человек были заняты только две койки – на одной американка, на другой пожилая гречанка. Гречанка говорила по-английски не очень хорошо, но мы все трое прекрасно понимали друг друга, быстро перезнакомились и рассказали немножко о себе.

В семь вечера начался «тихий час» – отдых перед ночной службой, во время которого нельзя шуметь, принимать душ, разговаривать. Рядом с кроватями в келье тумбочки, на тумбочках настольные лампы – можно читать в «тихий час», если спать не хочется. Несколько стульев, встроенный в стену шкаф для одежды, санузел и душ. Кельи очень уютные, над кроватями иконы, на окнах всегда опущенные жалюзи. В жару включают кондиционер и вентилятор. На кухне в запасе питьевая вода, можно заварить чай, кофе, в холодильнике яблочный и апельсиновый соки в больших упаковках.

Монастырь прп. Антония Великого в Аризоне Монастырь прп. Антония Великого в Аризоне

Служба в монастыре

В двенадцать ночи мы с соседками по келье вместе пошли на службу. Отправились пораньше, чтобы благословиться у архимандрита Ефрема и игумена монастыря Паисия – духовного чада старца, который последовал за ним с Афона.

К старцам подходят по очереди. Раньше первым благословлял старец Ефрем, но сейчас он сам встал за игуменом Паисием и благословляет вторым

К старцам подходят по очереди. Раньше первым благословлял , но сейчас он сам встал за игуменом Паисием и благословляет вторым. Старец, которому 87 лет, постепенно переходит к жизни более уединенной, затворнической, он уже не ходит на общую трапезу с братией. Выглядит старец гораздо моложе своих лет: невысокий, аскетического сложения, серебряная борода, очень добрые глаза. В его присутствии тебя охватывают необыкновенные чувства, но распространяться об этом я не стану, храня в памяти слова святых отцов: «Похвалить подвизающегося монаха все равно что подставить ему подножку».

Электричество в храме не включают, но есть две небольшие электрические лампы для певчих. После всенощного бдения, на Литургии, два инока с разных сторон зажигают свечи на хоросе. Затем один из них специальной палкой с крючком на конце, прилагая заметные усилия, раскручивает огромный хорос с горящими метровыми свечами, насколько это позволяют цепи. Эти цепи затем возвращают хорос в обратную сторону, и он начинает совершать маятниковые движения. Затем инок принимается за висящее в центре паникадило и раскручивает его в другую сторону так, чтобы вращение было в противофазе вращению хороса. Описывать сложновато, но когда во тьме храма всё это сияющее великолепие начинает вращаться – впечатление незабываемое. И вращается самостоятельно удивительно долго – до самого конца службы!

В храме прп. Антония Великого В храме прп. Антония Великого

В храме женщины стоят строго в левой части, мужчины в правой. Никто не пытается нарушить заведенный порядок. Во время пения «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный…» на Литургии двое монахов-экклесиархов по афонской традиции кадят храм и верующих с помощью ручного кадила, без цепочек и с рукоятью, издающего стройный перезвон. Хоровое пение не принято, только «Херувимскую» и «Достойно есть» обычно поют хором. На клиросе один из певчих поет мелодию того или иного гласа, а два других тянут одну основную ноту. Получается очень красиво. Символ веры не поют, а читает игумен. Причастники не называют своего имени, как принято у нас, а, причастившись, сами промокают уста платом. Чашу не целуют. Нет запивки, просто раздают антидор. Существуют еще некоторые отличия, но они так в глаза не бросаются и заметны уже только священнослужителям и клиросу.

Посещение монастыря святого Антония Великого – уникальная возможность для женщин ощутить дух Афона

Стою на чудесной ночной службе и думаю, что женщинам нельзя приехать на Афон, и поэтому посещение монастыря святого Антония Великого и других основанных старцем Ефремом монастырей – уникальная возможность для женщин ощутить дух Афона. Прикоснуться к молитве святого афонского старца Иосифа Исихаста через молитву его духовных чад, которые сами стали великими старцами. Эту молитву и любовь можно почувствовать в любой точке земного шара, на расстоянии в тысячу километров. Ты молишься на родном языке, и, каким-то чудесным образом, по благодати Святого Духа, даровавшего апостолам дар говорить на чужих языках, старец, стяжавший эту благодать, понимает тебя.

Геронда Ефрем - в центре Геронда Ефрем - в центре

В греческом храме можно подойти к солее, она не имеет возвышенности. Можно приложиться к иконам. Рядом с иконами множество металлических табличек. На одной – рука, на другой – нога, глаз, младенец, снова рука, весь человек. Греческая традиция – помолившись об исцелении или даровании детей и получив просимое, заказывать такие таблички в благодарность.

Трапеза

После службы – трапеза. По будням братия завтракает по кельям, паломники – в трапезной; обедают вместе. В праздник завтрак общий. Около 45 человек братии сидит напротив игуменского столика, поодаль стол для паломников, еще дальше – для паломниц. По звону колокольчика начинается трапеза. Минут через десять снова звонит колокольчик – и можно налить в стакан холодную воду из кувшина. По третьему звону трапеза заканчивается.

Сегодня был праздник, и на столе праздничные блюда: картофельное пюре, жареная рыба, листья салата, оливки из монастырского сада, у каждой тарелки – по яблоку. Также бутылочки с яблочным уксусом и свежевыжатым оливковым маслом. Это праздничная трапеза. Привычного праздничного русского разносолья нет: рыба для аскетов-иноков – уже большое послабление в их повседневном меню. В конце трапезы вкушают Богородичную просфору с праздничной службы в порядке старшинства, отщипывая по кусочку от единой просфоры.

На следующий будний день на завтраке братии уже не было. Паломники сами проходили мимо больших тарелок и кастрюль с едой, накладывая себе каждый, что пожелает: орехи, халву, лукум, оливки, салат, намазывали хлеб арахисовым маслом, наполняли стаканы чаем и кофе без кофеина – после ночной службы нужно поспать.

Храм Илии Пророка Храм Илии Пророка

Окрестности монастыря и храмы

Отдохнув пару часов после ночной службы, я тихо встала – соседки еще спали – и отправилась осматривать монастырь. Всё вокруг наполнено свежестью раннего утра и солнечным светом. Пальмы нескольких видов, лиственницы, сосны, разнообразные кактусы, разноцветные кустарники – более 2 тысяч видов растений – несут тень и прохладу. Шумит вода в фонтанах, их украшают каменные львы и орлы. Цветы на клумбах, в каменных вазонах, в обычных керамических горшках радуют глаз. Чуть подальше, в монастырском саду – апельсиновые, лимонные, грейпфрутовые, масличные, фисташковые деревья, финиковые пальмы. Есть небольшой виноградник и оливковая роща. Трудник, собиравший цитрусовые, подарил мне парочку лимонов.

Поразили прекрасные храмы – разные по величине и по стилю. Главный собор – во имя святого Антония Великого – отца древнего монашества – и святителя Нектария Эгинского – особо почитаемого греческого святого, имеющего благодать исцелять от рака. Для собора была написана и прислана из Греции икона Божией Матери «Аризонская», она почитается как чудотворная. Иконография ее напоминает хорошо известную в России «Всецарицу».   

В отдалении от монастыря, на горке, виден белоснежный храм с синим куполом во имя святого Илии-Пророка. Отец Серафим дал мне ключ и благословил сходить в этот отдаленный храм совсем одной. Посоветовал вернуться в гостиницу за бутылочкой с водой. Возвращаться не хотелось, о чем потом пожалела, так как идти пришлось хоть и недалеко, но по жаркой, лишенной тени дороге, а потом по лестнице нужно было подняться на гору к храму.

В храме Илии Пророка В храме Илии Пророка

Легко открыла массивную дверь ключом. В храме стояла прохлада, царила молитвенная тишина

По пустыне шла робко, пугливо оглядываясь по сторонам в поисках гремучих змей и скорпионов. Поднявшись по лестнице на гору, с которой открывался чудесный обзор на окрестности, успокоилась, легко открыла массивную дверь ключом. В храме стояла прохлада, царила молитвенная тишина. Помолилась. Назад возвращалась уже без страха, любуясь непривычными видами бескрайней пустыни. Единственное – допустила оплошность и отправилась на развилке в сторону, противоположную монастырю. Как я могла так заблудиться, можно сказать, в трех кактусах, сама не знаю. Сказались, видимо, несколько ночей практически без сна из-за длительного перелета и ночной службы.

Вид на монастырь из храма Илии Пророка Вид на монастырь из храма Илии Пророка

О старцах Ефреме, Паисии, Павле (Груздеве) и апельсинах

После моего короткого путешествия в одиночку по пустыне иеродиакон Серафим познакомил меня с одной из нескольких русских семей, поселившихся недалеко от монастыря. Михаил и Ольга пригласили нас с Амвросием в гости, и мы едем по пустынному шоссе в поисках их дома. Ни одной машины, полная глушь, лишь сагуаро – безмолвные стражи окрестностей. Поворачиваем на проселочную дорогу, койоты проскакивают прямо перед машиной. Наконец на пустой, уходящей в желтую даль дороге появляется щит с надписью: «Dead End». Дословно звучит устрашающе, но переводится всего лишь как «Тупик».

Дома тех, кто прибился к монастырю и променял шумные развлечения и блага городской цивилизации на пустыню, находятся на значительном расстоянии друг от друга – между ними Сонора во всей своей кактусовой красе.

Хозяева встречают радостно.

Здравствуйте, позвольте поблагодарить вас за приглашение в гости!

Ольга: Вы знаете, мы, русские семьи, живущие здесь, все читаем сайт . Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить его создателей, его духовного руководителя владыку Тихона (Шевкунова). Мы знаем, что этот сайт не подведет, что здесь мы не прочитаем ничего, что может смутить, ввести в искушение… Чувствуется трезвенность, духовное рассуждение… Кстати, я и вас знаю заочно – у меня есть ваша книга «Дороги нашей жизни». Вы мне ее сами подписали!

Я сама?!

Ольга: Может, вспомните? После экскурсии в Оптиной Пустыни вы подписали свою книгу моей подруге, а она попросила вас: «Подпишите еще одну, для моих друзей из Аризоны, Ольги и Михаила». Так вот мы – те самые друзья и есть!

(«Поистине тесен мир!» – думаю я.)

А как вы приехали в Америку?

Ольга: Я приехала как программист, хотелось просто познакомиться с какими-то прогрессивными технологиями, посмотреть, как это все у них тут на Западе… Не было планов остаться здесь насовсем. Так Господь управил. И то, что сейчас я могу работать программистом на дому, – тоже чудо, и немалое.

Михаил: А я врач. Работал здесь в медицинской корпорации, которая производит медицинское технологическое оборудование. А познакомились мы с Олей в Калифорнии практически сразу, как приехали. И поженились здесь, в Америке. В Сан-Диего, где мы жили, ходили в русскую церковь. И постоянно молились, чтобы Господь нас направил туда, где бы мы спасались.

В гостях у Михаила и Ольги В гостях у Михаила и Ольги

Как же вы оказались здесь, в пустыне Соноре?

«Начать нужно с духовника моей бабушки. А ее духовником был отец Павел (Груздев)»

Ольга: Вы, может быть, удивитесь, но думаю, что начать нужно с духовника моей бабушки. А ее духовником был отец Павел (Груздев). Бабушку звали Вера, она как раз из тех мест, где отец Павел служил. Она его духовное чадо. Женщины – те, что ему помогали, – это были все бабушкины подружки. Он их называл: «Бабки мои»… Мама моя исповедовалась у него. Ну, и, наверное, именно его молитвы как-то повлияли на нашу жизнь. Вот, если посмотрите, у нас тут портреты стоят, там все греки, старцы разные, и отец Павел с ними – за компанию. (Улыбается.)

Он должен был окрестить меня в детстве, но не успел. И бабушка тоже рано умерла. На Светлой седмице. Так что росла я некрещеная. Но заботу отца Павла я реально чувствую в своей жизни. Бабушкина молитва и забота тоже присутствуют.

(Я слушаю Ольгу – и замирает сердце: духовная связь со святыми людьми – не эта ли мысль позвала меня за океан?)

Ольга: Бабушка перед смертью лежала в больнице, мама находилась в палате вместе с ней, чтобы ухаживать за больной. И вот незадолго до смерти бабушки отец Павел прислал ей два апельсина в подарок. Бабушка их уже есть не могла, мама не хотела, и они долго лежали на полке. Мама вспоминала о том, как странно было смотреть на эти яркие оранжевые апельсины в белой больничной палате. Фрукт для того времени и для деревенской больницы – необычный, заморский.

Когда мы приехали сюда и стали сажать апельсиновые деревья – я вспомнила о тех самых апельсинах. Хочется верить, что это было какое-то предсказание отца Павла о будущем… Знаете: «Случай – это язык, на котором говорит с нами Господь Бог»…

Пустыня Сонора Пустыня Сонора

Вы сажаете апельсиновые деревья?

Михаил: Да, у нас тут большой сад… Мы их посадили – они растут… В этом году – первый урожай. Тут очень много апельсинов! Вообще Аризона – апельсиновый штат. Знаете, самые вкусные, самые сладкие цитрусовые растут в пустыне.

Ольга: Был еще второй знак, который отец Павел подал нам, что не без его молитвы мы тут находимся. Приехали в монастырь несколько паломников из России. И одна русская паломница заходит в наш дом, смотрит на портреты старцев и спрашивает: «А портрет отца Павла-то у вас откуда здесь, в Аризоне, взялся?» Оказывается, она к нему ездила… И считает его своим духовным отцом, который очень сильно помог ей найти правильный путь в жизни. Я, говорит, у него брала благословение учиться дальше после института. Но он ответил: «Нет. Не нужно. У тебя будет свой дом, а вокруг будут ходить и мычать коровы». И, вы знаете, предсказание полностью сбылось! Она живет в своем доме, а вокруг ходят коровы! Правда, это не ее коровы…

Михаил: Тут нужно добавить маленькие детали: эти коровы ходят по швейцарским лугам, и муж у нее очень богатый человек, и живут они в Швейцарии. А она еще, когда отец Павел ей это сказал, думала: «Что за коровы?!» Такая, знаете, образованная женщина…

Ольга: Мы просили отца Павла, чтобы он направил нас в жизни. И он направляет и еще передает весточки… Мы прожили в Калифорнии двенадцать лет. И в какой-то момент нам очень захотелось вернуться в Россию – в город Рыбинск, где сейчас родители живут. Мы стали дом там искать и уже собрались его покупать. Денег на дом хватало только-только. Одновременно мы начали ездить сюда – в монастырь святого Антония Великого. Нам вроде и в монастыре нравилось, и хотелось на родину. В тот день, когда мы должны были заплатить за дом в Рыбинске, – то ли кризис в России случился, то ли у нас акции обвалились… Я уже не помню…

Михаил: Застройщики там перестали строить и даже уже внесенные деньги не хотели возвращать…

Ольга: Это было какое-то явное вмешательство Промысла Божия. А когда мы собрались здесь, рядом с монастырем, дом покупать – всё прошло очень гладко.

В таком пустынном месте, где почти никто не живет?

Михаил: Здесь живут люди, просто у них огромные участки земли… Десять акров земли у нас, у соседа вообще сотня акров. Земля здесь продается такими кусками – она недорогая. Здесь же пустыня.

А зачем так много земли?

Михаил (улыбаясь): Этот вопрос задают все русские. Если поливать водой из скважины – здесь будет расти всё: цитрусовые, финики, инжир, яблоки.

И вам нравится здесь жить?

Михаил: Да! Знаете, это как жить рядом с Оптиной. Вот вы же не зря живете рядом с Оптиной? Видимо, что-то притянуло вас туда? Может быть, благодать какую-то особенную почувствовали? Вот и мы так же. Мы окормляемся у игумена монастыря отца Паисия.

Может быть, вы сможете немного рассказать о своем духовнике, о каких-то его наставлениях?

Отец Паисий всё своим примером показывает. И трудится наравне с послушниками

Ольга: Отец Паисий наставляет своим примером. Есть в житиях святых история про одного старца-игумена. Его как-то спросили: «Отче, почему вы всё время стоите на службе? Никогда даже не присядете в свое игуменское кресло?» И старец ответил: «Если я сяду – мои монахи лягут». И отец Паисий такой: всё своим примером показывает. Он трудится наравне не просто со старшей братией – даже наравне с послушниками, не гнушаясь никакой работой. Говорит мало – но делает много. Очень скромный и старается оставаться в тени старца Ефрема. Также он помогает старцу принимать паломников на исповедь, обычно именно отец Паисий принимает американцев и русских.

Михаил: Он аскет. Не говорит особых наставлений – но молится за своих чад, и мы чувствуем его молитву.

Не могли бы вы рассказать немного о старце Ефреме?

Михаил: Со старцем Ефремом у нас не получалось много общаться – наш духовник отец Паисий.

Ольга: К нам сейчас приедет учительница греческого, вот она духовное чадо старца Ефрема.

Здесь дух преподобного Иосифа Исихаста, греческих подвижников

Михаил: Знаете, когда приезжаешь в Оптину, там чувствуется дух Оптинских старцев. Несмотря на то, что старцы были там столетие назад… И новомученики Оптинские – чувствуется их покровительство. Вот и монастырь святого Антония Великого, он вроде как молодой, в 1995 году был основан, а тоже старческая преемственность есть. Старец Иосиф Исихаст покровительствует этому монастырю. Здесь дух преподобного Иосифа Исихаста, греческих подвижников. И устав полностью совпадает с уставом афонских монастырей, где духовные чада Иосифа Исихаста стали игуменами. То есть это устав, проверенный на опыте афонских обителей.

Старец Ефрем (Мораитис) с братией Старец Ефрем (Мораитис) с братией

Ольга: Не так давно приезжал в монастырь один священник из Греции, отец Стефан Анагностопулос, духовное чадо старца Ефрема в течении многих лет, автор разных книг, в том числе одну из них, «Откровения во время Божественной Литургии», очень рекомендую прочитать. Правда, она только по-гречески и по-английски издана. Духоносный батюшка. Старец его благословил провести беседу с мирянами, и он во время беседы немного рассказал нам про старца: «Однажды, много лет назад, когда старец посетил мой дом в Греции, у нас собралось много народу, чтобы послушать старца Ефрема, взять благословение и задать вопросы. Жена приготовила какую-то трапезу, но так случилось, что у нас был только один батон хлеба, и мы беспокоились, что его на всех гостей не хватит. Тогда старец взял этот хлеб в руки и стал отламывать по кусочку и раздавать гостам. Он отламывал и отламывал, а батом все не кончался, до тех пор, пока он не оделил каждого кусочком хлеба. Это было явное чудо, которому я и моя семья были свидетелями».

Далее отец Стефан сказал следующее: «Есть среди вас такие, кто очень бы хотел увидеть живого Христа, посмотреть хоть одним глазком, как он ходил Своими пречистыми ногами по земле. Так я говорю таким людям: пойдите и посмотрите на старца Ефрема, так как видеть старца - это все равно, что видеть Христа, поскольку старец Ефрем имеет Христа в своем сердце».

По воскресеньям после службы я хожу на беседы для женщин, которые проводит одна женщина, Александра, тоже духовное чадо Старца, по его благословению. Как-то, когда в конце беседы разговор зашел о нынешнем плачевном состоянии мира, она сказала: «Старцы (имеется в виду наш Геронда, а также Святой Паисий Святогорец, к которому она несколько раз ездила) говорят, что в нынешнее время легко спасаются сообразительные. Объяснение следующее. Господь все время посылает в мир Свою благодать. Раньше подвизающихся было много и, чтобы стяжать благодать, приходилось немало потрудиться. Сейчас спасающихся стало совсем мало, а количество благодати, если можно так сказать, осталось прежним. Люди добровольно отказываются от Божьих даров, но благодать не возвращается обратно к Господу, а, как пчелка ищет цветок на лугу, так и эта избыточная благодать ищет душу, которая молится и просит у Господа каких-то духовных даров. Так что, говорят Старцы, нынешние христиане, немножко потрудившись, могут получить столько благодати, такие дары, ради которых древним подвижникам приходилось подвязаться годами».

Старец Ефрем (Мораитис) с сестрами Старец Ефрем (Мораитис) с сестрами

Спасибо вам большое за эту беседу!

Ольга: На прощание перескажу вам притчу старца Ефрема, которую рассказала нам после субботней службы гречанка Мария, духовное чадо старца. У отца Ефрема очень образный язык. Вот эта история.

История старца Ефрема

Жил-был один подвижник-монах (старец не сказал, что эта история о нем, но монашествующие часто говорят о себе в третьем лице). И вот как-то этот подвижник, имеющий много духовных чад, постучался к Господу. Господь открыл ему дверь, и монах сказал:

– Христе мой, я вот тут подвизаюсь изо всех сил, молюсь, можно мне попросить у Тебя одну вещь?

– Проси, – ответил Господь.

– У меня есть духовные чада, люди, с которыми я связан. Раньше, чтобы попасть в Царствие Небесное, нужно было набрать десять очков. Десятку из десяти. Нужно было очень сильно подвизаться. А времена сейчас такие трудные – ну никто не может вокруг так подвизаться, чтобы набрать десять из десяти… Не можешь ли Ты сделать так, чтобы те, кто наберут восемь очков, – тоже попали в Царствие Небесное?

– Хорошо, ради тебя, ради твоей любви ко Мне пусть так и будет.

Старец Ефрем (Мораитис) Старец Ефрем (Мораитис) Подвижник продолжает молиться и снова стучит к Господу:

– Христе мой, можно я тебя еще попрошу об одном одолжении?

– Проси, – ответил еще раз Господь.

– Знаешь, Христе мой, ведь даже восемь очков набрать очень сложно. А люди стараются. Они стараются слушаться, молятся. А что, если до восьми очков им не хватит совсем немножко? Сделай, пожалуйста, так, чтобы те, кто набрал шесть очков, тоже попали в Царствие Небесное. Ведь обидно будет: человек старался всю жизнь… Ну вот слабые они такие сейчас… Соблазнов сейчас очень много в мире и духовная жизнь на таком низком уровне… Наберут шесть очков – возьми их тоже к Себе!

– Хорошо, – ответил Господь, – ради твоих подвигов и любви ко Мне, пусть будет так.

Через некоторое время подвижник постучал в третий раз:

– Господи, а если они наберут только четыре? Пожалуйста, Христе мой, я сам буду за них поститься, буду совершать бдения и подвизаться до крови! Пожалуйста, позволь им тоже увидеть Царствие Небесное!

– Да будет так, – промолвил Господь.

Монах оглянулся на людей, посмотрел на всех своих духовных чад, подумал и еще раз робко подошел к двери. Но когда он снова собрался постучать в нее – Господь отворил ее Сам и сказал подвижнику:

– Знаешь, все-таки они должны и сами постараться и приложить некоторые усилия!


Источник: http://www.pravoslavie.ru/89127.html


Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге

Плакат на прощание подруге